?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Латентная преступность - преступления на почве ненависти
BOB2009
bob_advisor
sau ne to hate
Скажем "НЕТ" ненависти!

В этом месяце Валерий Созаев, куратора рубрики  «Горячая тема» приглашает вас к диалогу о такой сложной теме, как преступления на почве ненависти.

Сегодня - преступления на почве ненависти. Тема не простая. О ней нелегко говорить, потому что это про реальную боль и насилие в отношении отдельных людей и всего сообщества. Для нас, ЛГБТ, это очень эмоционально заряженная тема, потому что, наверное, нет ни одного представителя ЛГБТ-сообщества, кто сам или чьи знакомые или знакомые знакомых ни разу не подверглись физическому, психологическому или вербальному насилию. Да что уж говорить: практически ежедневно на протяжение последних двух лет мы подвергаемся символическому изнасилованию со стороны государственной власти всех уровней, которая повсеместно принимает гомофобное законодательство. Поэтому, конечно, можно было бы пуститься в рассказывание бесконечных историй о жертвах преступлений, о бездействии полиции и судебных органов, упомянув и резонансное дело о нападении «православного активиста» Лисунова на Елену Костюченко, и дело националиста Дейнеко, напавшего на представителей «Альянса гетеросексуалов за равноправие ЛГБТ» и бесконечный «оккупай-геронтофиляй», и убийство Владислава Торнового в Волгограде, и в результате потонуть в эмоциях. Однако, на мой взгляд, крайне важно сейчас сохранять холодный рассудок, чтобы разобраться с сущностью преступлений на почве ненависти и с тем, как с ними бороться и поступать, если кто-то оказался их жертвой.

Преступления ненависти на почве гомофобии и трансфобии: невидимые преступления

Правозащитники постоянно говорят о преступлениях в отношении лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров в России. В то же время официальные представители власти (включая президента) говорят о том, что в России положение ЛГБТ наипрекраснейшее, что нет никаких оснований говорить о дискриминации или преступлениях в отношении ЛГБТ.
Правозащитники, ссылаясь на данные своих исследований, говорят о том, что ЛГБТ в России подвержены всем видам дискриминации, нарушениям прав человека, бытовой гомофобии и трансфобии. В свою очередь представители власти говорят, что никаких данных о преступлениях в отношении ЛГБТ в России нет.

В общем-то, представители российских властей и государственных ведомств не лукавят: если брать официальные данные криминальной статистики, то преступлений в отношении ЛГБТ в ней действительно нет. Нет их там не потому, что они не совершаются, а потому, что они в ней не учитываются. К сожалению, методология учёта криминальной статистики России отстала от международной практики на несколько поколений, а реализовывать международные рекомендации российская сторона не спешит. Например, в Рекомендации CM/REC(2010)5 Комитета Министров Совета Европы государствам-участникам «О мерах по борьбе с дискриминацией по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности» говорится: «Государства-участники должны обеспечить сбор и анализ данных о распространённости и характере дискриминации и нетерпимости по признакам сексуальной ориентации и гендерной идентичности, и, в частности, о преступлениях на почве ненависти и инцидентах, совершаемых по мотивам ненависти, связанной с сексуальной ориентацией и гендерной идентичностью». В результате подобного бездействия со стороны ответственных органов основная масса преступлений в отношении ЛГБТ формирует то, что в криминологии называется «латентной преступностью», т.е. «скрытой» или «невидимой». Невидимой для официальных органов власти.


hate_crime_poster_interior
Надпись на плакате: «Столкнулся с преступлением ненависти: граффити, вербальным оскорблением, угрозами или насилием, физическим нападением? Ты знаешь, куда сообщить об этом!» Это информационный плакат Центра противодействию насилию в Великобритании (против расизма, гомофобии, трансфобии, религиозного фанатизма, преступлений на почве негативного отношения к инвалидам).


С другой стороны, есть значительное число случаев, когда те же государственные органы сами создают «невидимые преступления» в отношении ЛГБТ. Речь, в первую очередь о том, что называется «преступления на почве ненависти» и «мотивированные ненавистью или предубеждениями инциденты».


Речь идёт о случаях, когда полиция, а вслед за ней и суд не квалифицируют преступления как деяния совершённые на почве ненависти и/или предубеждения. Однако необходимо понимать, что чаще всего это делается не по гомофобному или трансфобному умыслу полицейских следователей, прокуроров или судей. Чаще всего это происходит также от незнания, непонимания и невладения полицейскими и судьями методики расследования преступлений на почве гомофобной или трансфобной ненависти, отсутствия умений и навыков распознавания мотива ненависти или предубеждения в действиях конкретных лиц, определения качества представленных доказательств и законности осуществления уголовного преследования.

Преступления на почве ненависти (hate crime) – особая группа уголовных преступлений, при совершении которых мотив ненависти или предубеждения по отношению к определенной группе людей является основным для тех, кто эти преступления совершает.

Поэтому эксперты, говоря о преступлениях ненависти, выделяют два критерия:
• деяние должно являться преступлением согласно Уголовному кодексу, действующему на территории его совершения;
• преступление должно быть мотивировано ненавистью или предубеждением.

Мотивированный ненавистью или предубеждением инцидент (bias motivated incident) – это любое деяние, не являющееся уголовным преступлением, в котором главным мотивом совершения является ненависть или предубеждение по отношению к определенной группе людей.

Потерпевшим преступления или инцидента на почве ненависти или предубеждения может быть один человек, группа людей; преступление может быть направлено на имущество, отождествляемые с группой лиц, предубеждение к которой испытывает преступник.

Опасность преступлений и инцидентов на почве ненависти состоит в том, что преступник выбирает жертву по признаку принадлежности к какой-либо группе; из этого следует, что один член такой группы может быть заменен другим. В отличие от жертв многих других уголовных деяний и инцидентов жертва преступления на почве ненависти выбирается не как личность, а как представитель группы. Иными словами, преступник посылает сигнал всему сообществу, представителем которого является выбранная жертва, о том, что это сообщество является нежелаемым в данном месте, находится в опасности, что любой человек из этого сообщества может стать жертвой.

hate crime 2009 small_page_1

Позвони в полицию по номеру 999 и получишь незамедлительную помощь.
ОСТАНОВИ преступления ненависти
!


Эти преступления порождают у представителей группы чувство постоянной тревоги, страха, отверженности и унижения. Представители сообщества, в отношении которого совершаются преступления на почве ненависти, испытывают чувство недоверия по отношению к другим членам общества и других сообществ. Если преступление на почве ненависти не расследуется в полиции надлежащим образом, то представители сообщества-жертвы испытывают недоверие к правоохранительным органам и иным представителям власти, ответственным за сохранение социального благополучия. Преступления на почве ненависти способны перерасти в широкие конфликты и беспорядки, поскольку поддерживаемая ими социальная напряжённость охватывает широкий круг людей. Также преступления на почве ненависти влияют и на представителей других уязвимых групп и сообществ, поскольку, как правило, те, кто совершает преступления ненависти, проповедуют ненависть к различным группам (например, по признакам сексуальной ориентации, национальности, расы).

Опасность преступлений ненависти осознаётся различными межправительственными организациями. В частности, Бюро по Демократическим Институтам и Правам Человека (БДИПЧ) Организации по Безопасности и Сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) ведёт серьёзную работу по теме преступлений на почве ненависти, включая преступления ненависти по мотиву гомофобии и трансфобии. Одним из прикладных аспектов их работы является ежегодный обзор по преступлениям ненависти, куда входит раздел и по преступлениям ненависти в отношении ЛГБТ.

Преступления и инциденты на почве ненависти или предубеждения совершаются не только по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности. В качестве признака, из-за которого человек может стать жертвой преступления на почве ненависти, также выделяют расу, цвет кожи, национальность или этническое происхождение, религию, пол, возраст, инвалидность. Иногда этот список дополняют субкультурной принадлежностью человека и его политическими взглядами.

Примеры преступлений и инцидентов на почве ненависти или предубеждения многообразны: словесное оскорбление, угрожающее поведение, обзывание, оскорбительные письма, оскорбительные телефонные звонки, оскорбительные SMS, физические издевательства, избиения, убийства, грабеж, домогательства, запугивание, вандализм, изнасилование, насилие в семье, поджог, кража, граффити и так далее.

Если человек стал жертвой преступления и/или инцидента на почве ненависти или предубеждения, то он нуждается не только в профессиональной помощи юриста, но и в профессиональной психологической помощи, даже если он сам может этого не осознавать. В России жертвы гомофобии или трансфобии могут получить квалифицированную юридическую и психологическую поддержку, обратившись по круглосуточной бесплатной горячей линии: 8-800-555-08-68.

В некоторых странах существует отдельное законодательство, предусматривающее увеличение ответственности для людей, совершающих преступления или инциденты на почве ненависти или предубеждения, поскольку законодатели понимают социальную опасность подобных действий. В целом ряде организаций (учебные заведения, компании и т.д.) внутренними документами также предусматривается дополнительная ответственность за действия, мотивированные ненавистью или предубеждениями. Это делается для создания в коллективе атмосферы, которая исключала бы любое дискриминационное отношение людей друг к другу и избежание возникновения ксенофобии и социальной напряжённости.

В законодательстве некоторых стран сексуальная ориентация и гендерная идентичность являются защищаемыми признаками, преступления в отношении которых будут рассматриваться как преступления на почве ненависти. В Великобритании данные изменения в Уголовный кодекс были внесены в 2003 году. В США в 2009 году был принят так называемый закон Мэтью Шэпарда, который не только предусматривает наказание за совершение преступления ненависти по признаку гендера, сексуальной ориентации, гендерной идентичности и инвалидности, но также предписывает проведение специализированных исследований и ведение специализированной статистики.


MethiewSheppard
Убитый в 1998 году 21-летний Метью Шепард



images
Слева - так выглядит любовь.
Справа - так выглядит ненависть.
Поддержи ЛГБТ-сообщество. Встань за любовь!



Сейчас в России предусмотрена особая ответственность за преступления ненависти по признаку пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе. Однако признаки сексуальной ориентации и гендерной идентичности в данном списке отсутствуют. Поэтому российские ЛГБТ-активисты настаивают на том, чтобы данный список был дополнен этими признаками.

В этой связи достаточно часто приходится слышать вопрос: «Неужели жизнь гея ценнее, чем жизнь гетеросексуала?». Однако вдумчивое отношение к предложению ЛГБТ-активистов позволяет понять, что дополнение перечня признаками сексуальной ориентации и гендерной идентичности защищает не только представителей ЛГБТ-сообщества, но и гетеросексуалов, поскольку гетеросексуальность – это сексуальная ориентация, а цисгендерность (т.е. совпадение гендерной идентичности с анатомическим полом – это гендерная идентичность). Не нужно уподобляться герою Мольера, который только в 40 лет узнал, что всю жизнь говорил прозой: сексуальная ориентация и гендерная идентичность есть у всех людей. Таким образом, введение предлагаемых поправок не будет устанавливать какой-то специальной ответственности, например, за убийство гомосексуала. Ценность каждой человеческой жизни и каждого человека в отдельности равны – вне зависимости от сексуальной ориентации и гендерной идентичности. В том случае, если преступление будет совершено в отношении потерпевшего по мотиву ненависти или предубеждения к гетеросексуальности жертвы, преступник также будет наказан строже.


В ряде случаев правоохранительные органы ссылались на то, что «геи, лесбиянки и трансгендеры не являются социальной группой». При этом им безразлично, что учёные имеют другую точку зрения. Например, мнение известного социолога И.С. Кона, а также результаты исследования ученых Национального университета «Высшая школа экономики» в Санкт-Петербурге.

Устранить данное противоречие можно через внесение дополнения в соответствующие статьи Уголовного кодекса сексуальную ориентацию и гендерную идентичность в качестве защищаемых признаков.
Ведущий российский эксперт по теме преступлений на почве ненависти профессор, доктор юридических наук, заведующий кафедрой уголовного права (Санкт-Петербургский юридический институт, филиал Академии Генеральной прокуратуры РФ) Яков Ильич Гилинский неоднократно высказывался за то, чтобы сексуальная ориентация и гендерная идентичность были внесены в Уголовное законодательство в качестве запрещённых оснований для дискриминации. В частности, на проходившем в Москве 30 марта 2011 году круглом столе он заявил: «Я считаю, гомофобная ненависть должна быть отдельно прописана как отягчающее обстоятельство, потому что понятие социальных групп очень размыто…»

Однако в существующей сейчас ситуации в России надеяться на то, что эти изменения произойдут быстро, не приходится. Но каждый представитель ЛГБТ-сообщества может внести свой вклад в то, чтобы эти изменения произошли быстрее.
Для этого необходимо сообщать об известных вам преступлениях или инцидентах на почве гомофобной или трансфобной ненависти в ЛГБТ-организации, которые занимаются мониторингом этих преступлений. А также, заручившись поддержкой юристов, идти в полицию и суд и заявлять о фактах данных преступлений.

К сожалению, и в этом вопросе только мы сами можем совершать действия, которые в совокупности приведут к изменениям.

Восстановление справедливости – долгий путь. Но для всего сообщества он однозначно увенчается успехом.