?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Майский обзор новых кинематографических сокровищ рубрики «ЛГБТ-кино»
BOB2009
bob_advisor
Куратор Таня Лабок:

Друзья, возвращаемся к вам, соскучившимся, после небольшого перерыва. Несмотря на неприглядность происходящего в государстве, в обществе, в кинематографе для нас с вами это был прекрасный и крайне значимый период. А поскольку, как известно, одной из функций кино является «создание новой реальности» (Зигфрид Кракауэр, немецкий социолог, кинокритик), предлагаем вдохновиться новыми поводами для оптимизма-и какими!

Итак, в апреле прошел второй кинофестиваль «Бок о Бок» в Москвевторой кинофестиваль «Бок о Бок» в Москве: с замечательными гостями, по традиции сумасшедшей динамикой и всегдашней зрительской теплотой.

Только что завершился один из главных мировых киносмотров- Канны 2013. Конкурсная программа изобиловала ЛГБТ-фильмами (это и драма «Незнакомец на озере» (L'Inconnu du Lac), Франция, и долгожданная премьера биографической драмы Стивена Содерберга «За канделябрами» (Behind the Candelabra), США, и наконец трехчасовая лесби-драма «Синий - самый теплый цвет» (Blue is Warmest Colour) французского режиссера с мусульманскими корнями Абделатифа Кешиша, прекрасная история любви двух юных девушек, - этому фильму в Каннах присудили Золотую Пальмовую Ветвь.
Накануне фильм был удостоен также приза Международной ассоциации кинокритиков (ФИПРЕССИ). Уже известно, что права на его показ в России были получены кинокомпанией «Кино без границ». Друзья, в ближайшее время мы постараемся заполучить всю информацию из первых рук.

Также в российский (пусть и ограниченный) прокат в конце мая выходит еще одна великолепная драма «И все же Лоранс» (LaurenceAnyways) 23-летнего канадца Ксавье Долана, уже известного киноманам и любителям отчаянно честных остросоциальных историй фильмами «Я убил свою маму» и «Воображаемая любовь». «И все же Лоранс» - история 35-летнего внешне успешного преподавателя колледжа, пришедшего к решению смены пола, которое дается ему преодолением предубеждения окружающих и сопротивления семьи.

Читайте нашу статью и оставляйте свои отзывы!

Об авторе статьи: Артем Лангенбург закончил философский факультет СПБГУ, пишет о современном искусстве и кино для портала be-in.ru, городской газеты «Собака», для британского независимого интернет-издания  calvertjournal.

Гомофобная политика властей чаще всего ссылается на всевозможные «религиозные нормы» и «духовные традиции», легитимируя тем самым неравенство и дискриминацию. Мусульманские нормы в этом смысле наиболее жесткие и нетерпимые: в ряде стран, где шариат возведен в государственное право, гомосексуалам грозят смерть или тюрьма, а геи, лесбиянки и трансгендеры в мусульманских диаспорах, рассеянных по западным странам, подвергаются двойной стигме: внутри и вне своей общины. Кинематографистами тема ЛГБТ-мусульман в последние годы поднимается все чаще. Вот лишь два фильма из появившихся в последние несколько лет.

«Мой брат - дьявол» (2012, Великобритания)

Первый полнометражный фильм британки Салли Эль Хосейни, завоевавший множество наград на фестивалях независимого кино, в том числе призы за лучший дебют. Действие этой визуально четкой, хоть и прямолинейной криминальной драмы происходит в Хакни – депрессивном районе на северо-востоке Лондона, населенном иммигрантами. 19-летний Рашид, старший сын в семье египетских арабов, верховодит бандой, промышляющей наркоторговлей, однако мечтает о лучшей доле для своего младшего брата, 14-летнего Мо, заставляя того прилежно учиться.

В один прекрасный день Мо обнаруживает, что его кумир живет двойной жизнью: втайне от своих друзей он начал встречаться с Саидом, арабским мужчиной, который сумел вырваться из криминального мира своей юности и стать успешным фотографом. Тинейджер сначала не принимает гомосексуальности брата (равно как поначалу не готов принять свою природу и сам Рашид), а для того, чтобы «отмазать» его от экс-приятелей - гомофобов, придумывает историю, согласно которой Рашид и Саид изучают тексты салафитских имамов и «готовятся к джихаду».

В кинематографе уже был образ гангстера - гея из неблагополучного квартала: например, в выдающемся американском сериале The Wire («Прослушка»). Однако темнокожий робингуд Омар, не скрывающий своей любви к бледнолицым юношам,— фигура героическая и романтическая, его дерзкие эротические эскапады вполне органично вписываются в стратегию противостояния жестокой и ужасающей верхушке преступного мира Балтимора. Рашиду, и в особенности его брату, приходится куда тяжелее: на собственном примере они убеждаются, что такое гомофобная ненависть, подпитываемая цитатами из «священных книг».

«Обстоятельство» (2011, Иран-Франция)

Душераздирающую мелодраму о любви двух тегеранских старшеклассниц сняла Мириам Кешаварц, живущая в Париже иранка. В современной иранской столице (в стране, где женские гомосексуальные связи, наряду с мужскими, наказываются суровыми мерами вплоть до смертной казни) учатся в обычной школе 16-летние Атафех и Мирин. Первая — дочь богатых, вольнодумных и образованных родителей, вторая — живущая с невежественными родственниками сирота: отца и мать Мирин, как вскользь упоминается в фильме, казнили как политических преступников.

Влюбленные друг в друга девушки, которые днем носят хиджабы и платья в пол, а ночью приобщаются к подпольному, тщательно спрятанному Тегерану с наркотиками, поп-музыкой и свободными нравами: в параллельной столице за вывеской «Парикмахерская» скрывается тайный видеопрокат, где смотрят и обсуждают вансэнтовского «Харви Милка», а для того, чтобы попасть на довольно разнузданную дискотеку, нужно произнести в обшарпанный домофон пароль «Мы на курсы шитья».

Но любовь смелой Атафех и грустной Мирин с самого начала обречена: после столкновения с политической полицией нравов (соответствующим подразделением корпуса стражей иранской революции) влюбленных разлучают, вынуждая Мирин выйти замуж за брата своей подруги — завязавшего наркомана, ставшего осведомителем охранки и фанатичным верующим. Наивной утопической мечтой для героинь весь фильм остается идея о побеге в якобы свободный Дубай — в действительности же футуристическую клетку со столь же жестокими гомофобными законами, где у девушек в лучшем случае была бы единственная свобода — покупать бессмысленно дорогую одежду миланских модных домов.

«Обстоятельство» - картина не только и не столько о камин-ауте, сколько о безысходном бесправии женщин в современной Персии, и в этом смысле фильм Мириам Кешаварц в более доступной и популярной форме развивает линию известной художницы и режиссера иранского происхождения Ширин Нешат. Глянцевая картинка воспринимается как способ отстранения: так еще глубже раскрывается вся чудовищность бесчеловечной иранской муллократии.

Артем Ланденбург