Previous Entry Share Next Entry
Занеле Мухоли: апартеид принимает другие формы, обращаясь против ЛГБТ
BOB2009
bob_advisor

72.44 КБ

Кинофестиваль «Бок о Бок» привез в Петербург фотографии южноафриканской художницы Занеле Мухоли. На выставленных в галерее «Тайга» (Дворцовая набережная, 20) работах — женские портреты. Занеле Мухоли человек бесстрашный, но не бесстрастный: любит женщин и не готова поступиться своими чувствами. Фотография — часть борьбы за легитимизацию чувств художницы и тех, кто ей дорог, лесбиянок из Южной Африки. Александр Низовский расспросил Занеле Мухоли о ее жизни, фотографии и, разумеется - о борьбе.

- Какими путями вы оказались на фестивале?
На фестиваль меня пригласили с фильмом «Трудная любовь» (Difficult Love). Заодно и выставку фотографий сделали. Я снимаю ЛГБТ-сообщество, по большей части, свое кейптаунское комьюнити. Почему пригласили именно меня? На самом деле, не так много людей нашего круга способны рассказать о нем. Я нахожусь в центре этой жизни и мне есть, что сказать.

- В международном масштабе ЛГБТ-комьюнити, его видимая часть — своего рода тесный клуб?
Да, мы знаем друг друга. Но это может казаться маленьким клубом только потому, что нас до сих пор определяют как меньшинство. Это не клуб друзей по интересам, мы объединились для того, чтобы помогать друг другу отстаивать свое место в мире.

- Какое-то время назад ситуация с дискриминацией по цвету кожи полностью формировала представление о стране, в которой вы живете. Сегодня, когда политика апартеида официально осталась в прошлом, вы продолжаете бороться с дискриминацией. О какой дискриминации идет речь?

Апартеид принимает новые формы, обращаясь против ЛГБТ. Люди продолжают подвергаться дискриминации только потому, что они не такие, как все. Только потому, что они отличаются от других, им отказывают в работе и в медицинской страховке. Видите, это та же самая сегрегация, тот же самый апартеид.

- Расскажите немного о том, как складывалась ваша жизнь. Как произошло, что вы взялись отстаивать права ЛГБТ?
Так вышло, что я сужу об апартеиде не по наслышке, я родилась при нем. Росла в самом настоящем гетто, до него даже служба доставки не добиралась. Моя мать была наемной домработницей, из-за своего цвета кожи она не могла свободно передвигаться по городу. Мои родители принадлежали к разным племенам: мама — из зулусов, отец — вообще из другой страны, Малави. С самого раннего детства я знала, что такое ксенофобия. Отца я почти не помню, он рано умер, так что матери приходилось бороться за наше существование. Я знаю, что значит бороться. У меня есть сестра и три брата, я самая младшая в семье, мое имя — Занеле — значит «хватит», «довольно» (enough). Когда ты с младенчества видишь неравенство, испытываешь его на себе, ты понимаешь, что этого не должно быть. Так что, я думаю, у нас просто нет выбора. Мы находимся в такой ситуации, когда нам приходится отстаивать свои права. Мы вынуждены бороться.

Если говорить о более личных вещах, то мой первый сексуальный опыт с девушкой состоялся, когда мне было восемь лет. В шестнадцать я призналась самой себе, что я — лесбиянка, и я не стала скрывать этого. В девяностые годы я начала фотографировать себя и близких мне людей. Это моя жизнь, я ни от кого не прячусь. Мне очень комфортно быть самой собой, Занеле. Я люблю женщин, и никакая гомофобия не заставит меня отказаться от самой себя и моей любви.

- Зачем вы фотографируете?
Я фотографирую нас, ЛГБТ-сообщество, потому что хочу, чтобы люди видели: мы есть. Чтобы поколения после нас знали: мы были. Чтобы они могли остановиться, посмотреть на снимки и подумать. Наша история должна стать частью общей истории. Я полагаю, что роль фотографии в этом невозможно переоценить. Она — универсальный язык, понятный если вы из Амстердама, России или Малави, где до сих пор гомосексуальность — вне закона. Фотография — это ведь нечто большее, чем просто посмотреть. Она воздействует не только на глаза. У фотографии есть свой запах. Она воздействует на то, что находится за пределами зрения — на тело, а еще на то, что глубоко внутри. Фотография — это духовный опыт. Она идет изнутри и обращается к тому, что глубоко внутри. Неважно, фотография ли это гомосексуалов или гетеросексуалов. Если вы способны любить, то поймете.

- Что вы как фотограф хотите сказать миру? Каков ваш, так сказать, мессидж?
Как бы это сформулировать попроще... Let my people be. Именно, дайте нам жить. Не запрещайте нам быть теми, кто мы есть. Если я не буду фотографировать, то часть истории окажется утраченной. Это ведь несправедливо, если у людей — вот они, они есть, они граждане своей страны, они платят налоги, в конце концов — не будет истории. Это очень важная вещь, я должна вам сказать: уважение идет рука об руку с ответственностью. И если наше правительство говорит об уважении в отношении нас, лесбиянок, геев, бисексуалов итрансгендеров, то оно должно предоставить нам равные и полные права.


- Чего в вашей ангажированности фотографией больше — чувств или гражданской позиции?
Я делаю снимки о любви и о людях. О людях нашего круга. Любовь — это ведь о человеке, правда? И люди видят: я человек и тот, другой — человек. А раз так, то почему бы не признать за ним прав человека, равные гражданские права?

- Вы производите впечатление человека храброго. В чем секрет вашего бесстрашия?
(Смеется). Я самая обычная и у меня нет какой-то особой защиты перед миром. Если мое время придет, то оно придет, но это не значит, что я должна бояться. Ну, а если что-нибудь случится, то — как я скромно полагаю — мне уже удалось внести свой вклад в историю женщин, в историю ЛГБТ-сообщества своей страны.

Выставка Занеле Мухоли "Мое место" проходит в арт-пространстве "Тайга" на Дворцовой набережной, д. 20. Часы работы с 14.00 до 21.00. Вход свободный. Выставка продлится до 29 октября (суббота).
[Error: Irreparable invalid markup ('<br</lj-cut>') in entry. Owner must fix manually. Raw contents below.]

<center><br /><img alt="72.44 КБ" border="0" height="400" src="http://ljplus.ru/img4/s/i/siski_na_plazhe/IMG_6636.jpg" width="600" /><br /><br />Кинофестиваль &laquo;Бок о Бок&raquo; привез в Петербург фотографии южноафриканской художницы Занеле Мухоли. На выставленных в галерее &laquo;Тайга&raquo; (Дворцовая набережная, 20) работах &mdash; женские портреты. Занеле Мухоли человек бесстрашный, но не бесстрастный: любит женщин и не готова поступиться своими чувствами. Фотография &mdash; часть борьбы за легитимизацию чувств художницы и тех, кто ей дорог, лесбиянок из Южной Африки. Александр Низовский расспросил Занеле Мухоли о ее жизни, фотографии и, разумеется - о борьбе.<br /><lj-cut text="Читать интервью"></center><br /><b><i>- Какими путями вы оказались на фестивале?</i></b><br />На фестиваль меня пригласили с фильмом &laquo;Трудная любовь&raquo; (Difficult Love). Заодно и выставку фотографий сделали. Я снимаю ЛГБТ-сообщество, по большей части, свое кейптаунское комьюнити. Почему пригласили именно меня? На самом деле, не так много людей нашего круга способны рассказать о нем. Я нахожусь в центре этой жизни и мне есть, что сказать.<br /><br /><b><i>- В международном масштабе ЛГБТ-комьюнити, его видимая часть &mdash; своего рода тесный клуб?</i></b><br />Да, мы знаем друг друга. Но это может казаться маленьким клубом только потому, что нас до сих пор определяют как меньшинство. Это не клуб друзей по интересам, мы объединились для того, чтобы помогать друг другу отстаивать свое место в мире.<br /><br /><b><i>- Какое-то время назад ситуация с дискриминацией по цвету кожи полностью формировала представление о стране, в которой вы живете. Сегодня, когда политика апартеида официально осталась в прошлом, вы продолжаете бороться с дискриминацией. О какой дискриминации идет речь?</i></b><br /><br />Апартеид принимает новые формы, обращаясь против ЛГБТ. Люди продолжают подвергаться дискриминации только потому, что они не такие, как все. Только потому, что они отличаются от других, им отказывают в работе и в медицинской страховке. Видите, это та же самая сегрегация, тот же самый апартеид.<br /><br /><b><i>- Расскажите немного о том, как складывалась ваша жизнь. Как произошло, что вы взялись отстаивать права ЛГБТ?</i></b><br />Так вышло, что я сужу об апартеиде не по наслышке, я родилась при нем. Росла в самом настоящем гетто, до него даже служба доставки не добиралась. Моя мать была наемной домработницей, из-за своего цвета кожи она не могла свободно передвигаться по городу. Мои родители принадлежали к разным племенам: мама &mdash; из зулусов, отец &mdash; вообще из другой страны, Малави. С самого раннего детства я знала, что такое ксенофобия. Отца я почти не помню, он рано умер, так что матери приходилось бороться за наше существование. Я знаю, что значит бороться. У меня есть сестра и три брата, я самая младшая в семье, мое имя &mdash; Занеле &mdash; значит &laquo;хватит&raquo;, &laquo;довольно&raquo; (enough). Когда ты с младенчества видишь неравенство, испытываешь его на себе, ты понимаешь, что этого не должно быть. Так что, я думаю, у нас просто нет выбора. Мы находимся в такой ситуации, когда нам приходится отстаивать свои права. Мы вынуждены бороться.<br /><br />Если говорить о более личных вещах, то мой первый сексуальный опыт с девушкой состоялся, когда мне было восемь лет. В шестнадцать я призналась самой себе, что я &mdash; лесбиянка, и я не стала скрывать этого. В девяностые годы я начала фотографировать себя и близких мне людей. Это моя жизнь, я ни от кого не прячусь. Мне очень комфортно быть самой собой, Занеле. Я люблю женщин, и никакая гомофобия не заставит меня отказаться от самой себя и моей любви.<br /><br /><b><i>- Зачем вы фотографируете?</i></b><br />Я фотографирую нас, ЛГБТ-сообщество, потому что хочу, чтобы люди видели: мы есть. Чтобы поколения после нас знали: мы были. Чтобы они могли остановиться, посмотреть на снимки и подумать. Наша история должна стать частью общей истории. Я полагаю, что роль фотографии в этом невозможно переоценить. Она &mdash; универсальный язык, понятный если вы из Амстердама, России или Малави, где до сих пор гомосексуальность &mdash; вне закона. Фотография &mdash; это ведь нечто большее, чем просто посмотреть. Она воздействует не только на глаза. У фотографии есть свой запах. Она воздействует на то, что находится за пределами зрения &mdash; на тело, а еще на то, что глубоко внутри. Фотография &mdash; это духовный опыт. Она идет изнутри и обращается к тому, что глубоко внутри. Неважно, фотография ли это гомосексуалов или гетеросексуалов. Если вы способны любить, то поймете.<br /><br /><b><i>- Что вы как фотограф хотите сказать миру? Каков ваш, так сказать, мессидж?</i></b><br />Как бы это сформулировать попроще... Let my people be. Именно, дайте нам жить. Не запрещайте нам быть теми, кто мы есть. Если я не буду фотографировать, то часть истории окажется утраченной. Это ведь несправедливо, если у людей &mdash; вот они, они есть, они граждане своей страны, они платят налоги, в конце концов &mdash; не будет истории. Это очень важная вещь, я должна вам сказать: уважение идет рука об руку с ответственностью. И если наше правительство говорит об уважении в отношении нас, лесбиянок, геев, бисексуалов итрансгендеров, то оно должно предоставить нам равные и полные права.<br /><br /><br /><b><i>- Чего в вашей ангажированности фотографией больше &mdash; чувств или гражданской позиции?</i></b><br />Я делаю снимки о любви и о людях. О людях нашего круга. Любовь &mdash; это ведь о человеке, правда? И люди видят: я человек и тот, другой &mdash; человек. А раз так, то почему бы не признать за ним прав человека, равные гражданские права?<br /><br /><b><i>- Вы производите впечатление человека храброго. В чем секрет вашего бесстрашия?</i></b><br />(Смеется). Я самая обычная и у меня нет какой-то особой защиты перед миром. Если мое время придет, то оно придет, но это не значит, что я должна бояться. Ну, а если что-нибудь случится, то &mdash; как я скромно полагаю &mdash; мне уже удалось внести свой вклад в историю женщин, в историю ЛГБТ-сообщества своей страны.<br /><br /><b><a href="http://www.bok-o-bok.ru/saint-peterburg-2011.asp?pid=88&amp;tid=642&amp;lan=0">Выставка Занеле Мухоли &quot;Мое место&quot;</a> проходит в арт-пространстве &quot;Тайга&quot; на Дворцовой набережной, д. 20. Часы работы с 14.00 до 21.00. Вход свободный. Выставка продлится до 29 октября (суббота).</b><br</lj-cut>

  • 1
Хороший текст. Я давно хотел, чтобы она приехала в Россию.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account